denis_balin (denis_balin) wrote,
denis_balin
denis_balin

Литераторы, которые творили под кайфом

«Что курил автор?» Читали в интернете такую фразу, и не раз, правда? Говорит она нам о том, что в мире нынешнем, избалованном химией и напичканном этноботаникой, стало слишком уж легко заподозрить креативного человека в употреблении каких-либо веществ для вдохновения. В советские годы шаблонное сомнение в трезвости таланта звучало чуть иначе: «Это ж сколько надо было выпить, чтобы такое написать (изваять, снять, накалякать)?»

А все потому, что ежедневная жизнь читателя, протекающая бурным потоком формальностей среди стекла, бетона и кабелей, замусорена стрессами. Они не дают задуматься о музах и поискать в себе те брошенные природой зерна, из коих могли бы вырасти цветы жизни — нет, не дети, а шедевры творчества.


Внезапно, покурив марихуаны или булькнув какого-нибудь абсента, захлопотанный гражданин обнаруживает в себе дар писать стихи или рисовать картинки. Просыпаются таланты детства, затертые шершавым рашпилем-туманом будничной суеты.
 

Вместо того чтоб порадоваться «ай да, имярек, ай да, сукин сын», заурядный человек лелеет убежденность в том, что все парадоксально красивое в искусстве, музыке и литературе создано под кайфом. И, надо сказать, иногда оказывается прав. Котик товарища Хемингуэя не даст соврать:


С древнейших времен писатели были и остаются лекарями собственных душ, добавляя в рацион свой под видом пищи духовной различные токсичные вещества. Так таланты борются с дурными мыслями и скукой, дефицитом идей и падениями самооценки. Еще в Библии, которую писали живые люди, упоминается пылающий куст, с которым под воздействием какой-то кислоты разговаривал Моисей.

 

Между одурманиванием ради вдохновения и реальной проблемной наркозависимостью лежит очень тонкая грань. Несколько удачных книг, написанных под кайфом — и начинаются семейные проблемы с разговорами о том, что кое-кому пора ложиться в клинику.

Если до огласки и несчастья не доходит, то романы и поэмы, музой для которых послужили наркотики, в т.ч. алкоголь, остаются в истории шедеврами мировой литературы, не овеянными дурной сплетней. Когда талантливый человек одинок, он и пьет и до какого-то времени творит.

 

Лист бумаги для него — место, куда можно изгнать собственных демонов. Беда в том, что с каждым глотком водки или напасом марихуаны демоны приходят новые. Чужая боль, описанная красивыми словами, всегда найдет благодарного читателя или слушателя.

Вот мы и подобрались к необходимости раскрыть досье наших героев — великих литераторов, которые творили под кайфом. И пусть их случаи не станут примером для бездарных людей, которые подумают, будто гашиш и кислота вознесут на вершину славы и финансовой свободы.
 

1. Шарль Бодлер


Если не типичный либертарианец, то уж точно либертин, Бодлер был членом Гашишного Клуба, который существовал с 1844 по 1849 год. В то сладкое время полиция за марихуану не наказывала — государству не было дела до подобных клубов.

 



Бодлер писал оды гашишу, одну за другой, затем к конопле подключися опиум. Шарль называл каннабис веществом удобным и в употреблении, и в транспортировке. Чего нельзя сказать о гашише сегодня, если вы живете не в Нидерландах, Уругвае или Бангладеш.
 

 

2. Жан Кокто



У поэта, новелиста и драматурга Кокто был любимый друг, 20-летний Радиге, который взял и помер. Горе от утраты Жан Кокто попытался искоренить с помощью опиомании, которую возвел в ранг добродетели. Но скорбь никуда не делась и опиушный мрак помог Кокто лишь в поисках тем для творчества — таких как смерть, скажем. Самое худшее из своих произведений «Ужасные дети» великий француз, предвестник сюрреализма, написал за одну неделю в состоянии ломки, сквозящем из каждой строки.

 


Когда Кокто решил завязать, он, не жалея красок и метафор, описал свои старания в книге «Опиум, дневник наркомана», показав собратьям по беде, как это важно — ежедневно делать записи, если искренне пытаешься избавиться от вредной привычки.

 
 

3. Стивен Кинг


Еще один любитель веществ, Кинг имеет репутацию чересчур продуктивного писателя, который о любой страшной ерунде пишет на 1000 страниц больше, чем надо. Но пипл хавает. С 1979 по 1987 годы, время своего подъема в глазах и умах мирового читательства, Стивен Кинг сидел на кокаине, который действительно подстегивает к графомании.

 


В каждой из страшных кинговских историй присутствуют сумасшедший герой, плюс какой-то очень общительный человек, плюс тот, кому требуется сострадание и поддержка. И все эти люди — это, в сущности, один и тот же Стивен Кинг, то под кокаином, то на отходняке, разбавленном пивом.

 
 

4. Филлип Дик


Этот великий мастер научной фантастики был неестественно продуктивен в 1963-64 годах. Галлюциногенные и стимулирующие препараты, такие как Семоксидрин (гомолог амфетамина, в те годы — рецептурное противотревожное лекарственное средство) перевели мозг Дика в турбо-режим, что привело к рождению 11 романов, нескольких эссе и рассказов.

 




Наркотики на время отбили у Филлипа
любовь к выпивке, то есть можно сказать, что книги, написанные под стимулятором, были созданы фантастом «на трезвую голову».

 
 

5. Олдос Хаксли


Вот бы этот необычный писатель и любитель мескалина удивился, узнав о том, как его творчество вдохновит самого яркого гедониста в истории рок-музыки — Джима Морриссона. Ведь само название группы «Дорз» взято из имени книги Хаксли «Двери восприятия». В этом эссе Хаксли рассказывает от своих переживаниях и умозаключениях под воздействием мескалина.

 
Того же, который позднее завуалировано отрекламировал Кастанеда, пробудив в маргиналах интерес к кактусоводству. Книга изобилует вновь придуманными Олдосом Хаксли психофизиологическими терминами и заканчивается мыслью о том, что мескалин полезен людям, занимающимся интеллектуальной деятельностью.
 


А в антиутопии о «Дивном новом мире» Хаксли мечтает о наркотике «сома», который не вредит здоровью и не вызывает привыкания». С некоторых пор эта мечта стала главной внутренней идеей писателя, который уже и навредил, и привык.

 
 

6. Уильям Берроуз


Наркоман, который написал роман «Наркоман», и еще несколько книг на ту же тему. Берроуз любил героин и оксикодон (американский вариант терпинкода), литературная деятельность была для него на втором месте. Вершиной его творчества стал «Обед нагишом», полуавтобиографическая история про аморальные переживания и похождения.

 

Считается, что писатель чокнулся после того, как играя в Вильгельма Телля, застрелил свою жену. Это случилось в 1951 году. После непреднамеренного убийства Берроуз удрал в Южную Америку, где стал пробовать да нахваливать местные шаманские психотропные средства. Оставаясь при этом опиоманом и бродягой-резонером.

Злоупотребляя героином, Уильям Берроуз умер в возрасте 83 лет, пережив свою жену сына и многих друзей.

 

7. Джек Керуак


Весь свой творческий период жизни Керуак посвятил странствиям по Америке, живя то там, то сям, иногда возвращаясь к маме похарчиться и отдохнуть. Топливом для непоседливой задницы Джека были наркотики — марихуана, псилоцибиновые грибы и метамфетамин, по нашему — винт.

 

В те годы метамфетамин тоннами выпускался для нужд армии, сражавшейся в Корее и Индокитае. Так что писателям-битникам тоже перепадало. Под стимулятором работалось быстро. Толстый роман Керуак заканчивал за три недели и издавал в виде многометрового свитка.

В 1960-е годы к вредным привычкам Джека Керуака добавился алкоголь. Писатель умер в 1969 году от перитонита, вызванного циррозом печени.

 
 

8. Роберт Льюис Стивенсон


Этот адепт кокаинизма написал 60 000 слов своего романа «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда» всего за 6 дней, как господь в дни творения. Трудно не обнаружить разительное сходства между главными героями — двумя людьми в одном теле, и самим Стивенсоном, ощущавшим кокаин как вещество, которое делает цивилизованных людей дикими зверьми.

 


«Странную историю» следует воспринимать, как вариацию на тему автобиографии писателя.

 
 

9. Кен Кизи


Автор «Полета над гнездом кукушки» с удовольствием принял участие в правительственном эксперименте по изучению воздействия на организм человека таких искажающих ум веществ, как ЛСД, мескалин и марихуана. Военные ученые искали сыворотку правды, в СССР такое тоже было.

 
Возлюбив в ходе эксперимента психотропные вещества, Кен Кизи продолжил принимать наркотики самостоятельно, находясь под воздействием ЛСД он общался с пациентами психбольницы, и пришел к выводу о том, что большинство психов таковыми не являются.
 


А еще позднее писатель попался на хранении марихуаны и отсидел за это пять месяцев в тюрьме, где продолжал писать.

 
 

10. Хантер Томпсон


Этот автор в свободное от журналистского троллинга администрации президента США Никсона время занимался активным потреблением химических веществ, изменяющих сознание. Томпсоновский «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» в книжном и кинематографическом виде до сих пор завладевают умами студентов и диссидентов, любителей ЛСД и профессиональных наркологов.

 


К увлечению вредными субстанциями добавилась страсть к огнестрельному оружию. В возрасте 67 лет основатель гонзо-журналистики взял и застрелился. Отправился работать журналистом на тот свет.

 

Subscribe
promo denis_balin april 27, 2016 07:00 197
Buy for 300 tokens
Всем привет! Сегодня опубликую стандартный пост для любого туриста, который приезжает в Петербург. Посещение такого места обязательно входит в программу. Поэтому, я понимаю, сколько они делают при этом фотографий, каждый метр таких мест кем-нибудь, да заснят. Так что, вряд ли Вы увидите в этом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments