?

Log in

No account? Create an account

Денис Балин

На планете Земля


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост

Книга из-под стола

Никите Бегуну 23 года, он выпускник математико-механического факультета СПбГУ. Два года назад неожиданно для друзей и знакомых его повесть «Под столом» попала в шорт-лист премии «Дебют».

После этого Никиту сразу назвали «одним из самых талантливых молодых российских авторов». Повесть вышла отдельной книгой, которую можно приобрести в «Доме книги», «Буквоеде», заказать на Ozon.ru. Но дома у автора корреспондент Uni заметила несколько запечатанных коробок с книгами. В ответ на удивлённый взгляд Никита лишь грустно улыбается: разошлась уже половина тиража. Правда, добрую часть он, конечно же, раздарил.

Книга написана как дневник и являет собой «взгляд на современный Петербург глазами Христа ради юродивого». О родном городе Никита говорит со смаком и истинно петербуржским снобизмом. Книга не идеальна ни в плане речи, ни в плане рассуждений, но она подкупает искренностью, чуткостью, пылкостью, а главное — ярчайшим задором настоящей молодости.

Под столом создал свой идеальный мир один из второстепенных героев, потому что «под столом его никто не найдёт и не потревожит, он будет жить в гармонии с собой и существами», живущими там. Для автора же Подстолием оказалась его же книга. Он рассуждает о мире реальном и, найдя в нём множество несовершенств, создаёт мир собственный — полный мифических персонажей, образов-символов, захватывающих событий — своеобразную параллельную реальность.



Uni: Никита, ты достаточно молод для писателя, но твоя книга уже имеет определённый успех. Расскажи, с чего всё началось?

Никита Бегун: С того, что я, подражая Хармсу, писал какие-то дикие прозаические штуки — про то, как Екатерину II трахнул какой-то негритёнок — ужас, в общем. Хотя недавно перечитывал и даже смеялся, надо будет издать как-нибудь.

«Под столом» я начал писать в конце одиннадцатого класса: тогда моя жизнь сильно изменилась. Я учился в физ-мат лицее №30 и там была особая атмосфера — жесточайшая дисциплина, куча домашних заданий— юности в классическом понимании этого слова у меня не было. Большинство из нас поступили рано — по результатам олимпиад — и как будто взбесились. Все, включая мирных математических девочек, стали слушать «Гражданскую оборону», пить портвейн с пивом. Мы жили реалиями восьмидесятых годов и думали, что весь мир такой. Это и отражено в повести.

Uni: Насколько то, что описано в ней, близко к настоящей жизни?

Никита Бегун: Для меня эта книга — мир, в котором я хотел бы жить. Это тот Петербург, в котором мне было бы хорошо. Естественно, его нет, это плод моего воображения, а герои — это мои друзья, какими я бы хотел их видеть. Очень жаль, что я так и не пожил в этом мире. Реальность оказалась не такой, как хотелось.

Я мечтаю, что однажды весь Петербург прочитает мою книгу, и мы заживём той жизнью, о которой я в ней рассказал. Потому что я до сих пор уверен, что описал правильные взаимоотношения между людьми.


Uni: А почему она написана в форме дневника?

Никита Бегун: Дневник — самая простая форма подачи. К тому же изначально книга зарождалась из некоего аналога дневника.

Uni: Но твоя повесть всё же очень наивна. Будет ли она близка людям старшего поколения?

Никита Бегун: «Под столом» полезно читать людям от 16 до 22 лет. Но она нравится и многим взрослым людям.

Uni: Если сравнивать рассуждения первых дней «дневника» и последних, можно заметить огромную разницу — они чуть ли не противоречат друг другу. Порой даже кажется, что писали их разные люди: первые страницы вышли из-под пера юного мальчишки, а последние —взрослого мужчины. Как так вышло?

Никита Бегун: Во мне происходили огромные изменения по мере создания книги, ведь я закончил её лишь к концу второго курса. С «Под столом» я и взрослел, и учился писать. Например, первая часть книги переполнена отсылками к фильмам, песням, литературным произведениям. Но чем дальше, тем отсылок меньше. На самом деле, это показатель дурного вкуса. И чем старше я становился, тем лучше это понимал. В книге, которую я пишу сейчас, их нет вообще.

Uni: Через четыре года после написания тебе самому нравится эта книга?

Никита Бегун: Да. Заглядывая в будущее, я думаю, что «Под столом» долгое время будет любимой из моих книг. В первую очередь, потому что она — моя юность, в ней есть настоящий молодёжный драйв.

Я вообще очень много думал, издавать эту книгу или нет, но в итоге пришёл к выводу, что не издать её будет неблагодарностью по отношению к ней самой. Благодаря ней я рос как человек и как писатель.

Перед самым изданием я сел за правку книги, но потом решил, что даже менять ничего не буду. Это книга молодого человека. А юношеский максимализм — это в первую очередь бурление, взбалмошность.

Uni: «Дебют» помог тебе?

Никита Бегун: В «Дебют» я попал уже на пятом курсе. Его, конечно, можно ругать, но он дал мне очень многое. Но главная беда заключалась вот в чём: успех оказался кратким. Возможность публиковаться была. Я пришёл в издательство, и там мне сказали, что, чтобы выпустить свою книгу, я сначала должен написать другую — мне предложили написать новеллу по мотивам одного известного сериала (она, кстати, недавно вышла, её написал другой автор). Я их, естественно, послал куда подальше. И с этим встречаются почти все молодые авторы. В итоге моя книга вышла только благодаря помощи и везению.

Uni: Ты писатель и математик — довольно интересное сочетание. Как это уживается в тебе?

Никита Бегун: То, что я математик, безусловно, помогает писать. К тому же это удачно: нельзя же всё время писать, нужно и отвлекаться как-то. Мне кажется, гуманитарные писатели зачастую больше фокусируются на языке, нежели на смысле. Но в литературе у меня гораздо больше амбиций, чем в математике.

Uni: А современную литературу любишь?

Никита Бегун: Авангард и современную литературу я не очень понимаю и не очень люблю, это сложно читать. По-моему сейчас идеальная книга — это та, которую берёшь в руки, и она загорается. Я себя отчасти противопоставляю современному искусству. Но всё же я признаю, что веду с читателем игру в духе постмодернизма. Моя книга вообще довольно лукавая.

Uni: Что главное в литературе?

Никита Бегун: Она должна быть интересной. Книгу должно быть интересно читать, иначе это неуважение к читателю. Когда я пишу, я думаю о читателе.

Uni: То, что написано тобой отражается в мыслях читателя, а порой даже меняет его взгляды. Чувствуешь ответственность за написанное?

Никита Бегун: Я точно знаю, моя книга уже изменила к лучшему жизнь как минимум одного человека. Мне приятно, что я кому-то сделал хорошо. Но я заставляю себя не чувствовать ответственность. Чувствовать ответственность вообще очень плохо. Это мешает жить.

Uni: А что ты пишешь сейчас?

Никита Бегун: Это воспоминание о детстве. Наше поколение очень интересно изучать. За многовековую историю России мы первые, кому с детства ничего не вдалбливали — первое свободное поколение в плане идеологии. Но при этом мы росли у совершенно несчастных, сломленных родителей — людей, которых всю жизнь готовили к жизни в коммунизме, а потом в одночасье сказали, что всё было неправдой.

Ксюша Морозова

29 сентября 2011

http://iuni.ru/articles/article/?articleId=887



promo denis_balin april 27, 2016 07:00 198
Buy for 300 tokens
Всем привет! Сегодня опубликую стандартный пост для любого туриста, который приезжает в Петербург. Посещение такого места обязательно входит в программу. Поэтому, я понимаю, сколько они делают при этом фотографий, каждый метр таких мест кем-нибудь, да заснят. Так что, вряд ли Вы увидите в этом…

  • 1

Под столом

n_kalas 5 октября, 2011
Навряд ли достану эту книгу в Тбилиси, а прочитать хотелось бы!

Re: Под столом

n_kalas 5 октября, 2011
Спасибо, попробую!

  • 1