denis_balin (denis_balin) wrote,
denis_balin
denis_balin

Categories:

Армия древнего Египта

Профессиональная армия древнего египта

Говоря о существовавшей в древнем египте армии, многие представляют её как колоссальную полумиллионную военную машину, на подобии римской. Однако, доказано, что её численность никогда, даже во время тяжёлых кровопролитных войн, не превышала 25 тысяч солдат регулярной армии и 5-7 тысяч наёмников. Многие знают о завоевании Ашшурбанипалом Нижнего Египта в 664г. до н. э., но немногим известно, что, всего четырьмя годами ранее, Фараон Псамметих I разгромил 200 тысячную армию этого ассирийского царя при форсировании Суэцкого канала. (Да, не удивляйтесь, древний Суэцкий канал был прорыт 3700 лет назад Тутмесом Мудрым, до сих пор в пустыне находят остовы греческих, египетских, вавилонских и, даже индийских судов). Причём Ашшурбанипал потерял убитыми около 70 000 человек. Кстати, Ашшурбанипал тоже предпринял попытку организации армии. На одну колесницу в ассирийской армии должно было приходиться два конных воина, на двух всадников – четыре тяжеловооружённых пехотинца, на них же – восемь лёгковооружённых. Но ступенчатой системы командования ассирийский царь не создал – и вот результат – через 17 лет после его смерти, та же самая армия была разбита, причём не мощным Египтом, а порабощённым Вавилоном – Ассирия навсегда сошла с исторической сцены.

Фараон Нехо II, уже после полного падения Ассирии в 605 году до н. э. выступил войной против не менее известного вавилонского царя – Набсура (Навуходоносора). 150-тысячная армия Набсура сошлась в Палестине с 32- тысячной армией Нехо. В результате, оба царя разошлись, причём (как всегда бывало в древности), каждый заявил о своей победе. Но, Набсур потерял убитыми 50 000 человек, а Нехо II - 4 000.

Наконец, после освобождения Египта, Александр Македонский, ввиду почти полного истощения людских ресурсов своей армии, собрал 10 000 египетских колесниц (из охраны храмов, то есть 20 000 солдат), присоединил к ним свой пятитысячный “спецназ” и разгромил миллионную(!) армию Дария.

Так в чём же секрет малочисленной, но непобедимой армии Древнего Египта? Прежде всего – в способе формировании армии. За 2000лет до Юлия Цезаря, армия Египта имела сложную ступенчатую, почти современную структуру. И, при этом, была добровольной!

По египетским законам, богатому купцу, чтобы стать аристократом, требовалось нанять 8 воинов (численно равно современной единице – отделению), не загружая их никакой работой, за исключением охоты, при том – постоянно проводить с ними военные тренировки. Крупные землевладельцы формировали “роты” из таких отделений, которые, в свою очередь, подчинялись номархам, во время войны, играющим роль полковников.

Примерно такая же структура существовала и в войсках жреческой знати. “Полки” объединялись в “воинства” – практически дивизии, во главе каждого из которых стоял приближённый к царю военачальник, а, иногда, и сам Фараон, командовал и отдельным “воинством”, и армией в целом. Нужно ли говорить, что бойцы “отделений” древних египтян понимали друг друга и своего командира не с полуслова – с полувзгляда, что единая ступенчатая схема командования позволяла в точности выполнять приказы Фараона, перестраиваться в нужные порядки, атаковать слабые места противника или окружать его?

И это при том, что армия Египта была профессиональной и вольнонаёмной. Солдатам платили много, так что для древнеегипетского крестьянина было большой честью и реальной возможностью обеспечить семью, нанявшись в армию. Тем более, что Египет вёл войны редко, в основном, короткие и победоносные с полудикими племенами – шанс быть убитым на войне был ничтожен. Желающие поступить в солдаты к “начинающему” аристократу, буквально выстраивались в очередь, что давало возможность выбрать самых молодых, сильных, ловких, в общем, физически подготовленных. Крестьян в армии ждали золото, вино, рабыни, но это их не развращало – охота и “военные игры” – практически учения, состязание в стрельбе из лука, фехтование тупыми мечами, тренировка использования копий – иногда солдаты проводили в тренировке и охоте свыше 10 лет, пока не начиналась война. К слову сказать – единая ступенчатая схема командования армии Рима, хоть и была аналогична египетской, но, основной силой в ней всё-таки были “призывники”, причём, мобилизуемые на службу в случае крайней необходимости – то есть – войны. О какой сплочённости и профессионализме могла идти речь – 250 000 римских, вавилонских, персидских новобранцев не стоили 25 000 профессиональных египетских воинов.

“Высокотехнологическое” оружие

Но существовал ещё один секрет “непобедимости” египетской армии – техническое превосходство. Сейчас США, Россия, Евросоюз создают “оружие технического превосходства” – исход войны решит совершенство техники. Конечно, к египетской армии “высокоточное” оружие никак не относится, но концепция технического превосходства появилась на 5 000 лет раньше управляемых боеприпасов.

Самым смертоносным оружием была египетская стрела – она была оперена, сделана из тростника с деревянным оконечием и стальным, медным или стеклянным наконечником. Стрелы были двух типов – “лёгкие” и дальнобойные. Наконечники использовались вариативно, в зависимости от ситуации, – для солдата противника в тяжёлой броне использовалась тонкая четырёхгранная медная или стальная игла, для атаки конницы или коней, запряжённых в колесницу, впрочем, как и легковооружённых солдат, использовался наконечник из колотого стекла, наносивший, почти всегда, фатальные ранения. Египетские луки были очень длинными и мощными. Но, основное превосходство состояло не в луках и наконечниках стрел – в самих стрелах.

Хрестоматийная фраза – ответ спартанцев Дарию: “Наши стрелы закроют солнце!” – “Тогда мы будем драться в тени!” – говорит о тактике применения стрел – самого совершенного в то время дистанционного оружия. Дело в том, что во всём Древнем мире только египтяне вели из луков не баллистическую, а прицельную стрельбу, причём, на значительно большую дистанцию. Так – “лёгкая” египетская стрела била прицельно на 800 шагов, а дальнобойная – на 1500. Хеттская стрела била прицельно с 200 шагов, а баллистически – с 700. Не говоря о дальнобойных, прицельная дальность лёгких египетских стрел на 100 шагов превышала баллистическую дальность хеттских и вавилонских стрел. Но египтяне вели не только прицельный огонь. Часто в луки закладывали 3 лёгких стрелы и с 1500 шагов под углом в 30° били по плотным рядам противника, что, обычно, приводило к гибели или тяжёлому ранению трёх неприятелей.

История знает ещё один пример применения дальних и точных стрел – в Средние века, король Генрих IV, потеряв около 40 человек, перебил 10 000 французских рыцарей! 95% убитых были на счету английских лучников. Этот, более близкий к нам пример, даёт понять, что хеттам, ассирийцам, персам, римлянам приходилось наступать, идя по тысячам трупов собственных солдат, сражённых египетскими стрелами.

А секрет египетских стрел был прост, как всё гениальное – тростник. Деревянное оконечие было всего лишь переходником, на который надевался боевой наконечник. Лёгкий, как пенопласт, тростник – тело стрелы, более тяжёлое деревянное оконечие и переутяжелённый, по сравнению со стрелами других народов наконечник – сама схема делала стрелу стабильной! А она была ещё и оперена! И, хотя наконечники египтян были намного тяжелее (а значит – “бронебойнее”), сама стрела весила меньше. Только этот фактор придавал ей намного большую начальную скорость, а мощные египетские луки выпускали стрелу (или стрелы) со скоростью, вдвое большей, чем вавилонские и хеттские.

Тростник сыграл ещё одну важную роль в абсолютном превосходстве египетских стрел, – только тростник растёт строго прямо. Деревянные стрелы заранее не могли быть абсолютно прямыми, – даже на греческих сосудах сохранилась картина “выпрямление стрел”, однако, сколько не правь деревянную стрелу, абсолютно ровной её не сделаешь. Помимо меньшего отношения массы деревянного тела стрелы к наконечнику, неровность стрелы “сказала своё слово” в её дополнительной дестабилизации. А у плохо стабилизированной стрелы возрастает парусность, – значит, падает скорость – значит минимизируются шансы пробить египетские щиты.

Даже по современным меркам, щиты египетских солдат являют собой уникальную конструкцию – 3мм медное покрытие, за ним циновка из соломы, за ней – деревянная доска-основание, собственно говоря, сейчас это называется “интегрированной бронёй”, широко применяемой в вертолётостроении, реже, на штурмовиках и БМП. Стрела тратила кинетическую энергию на разрыв пластичной меди, подбой из циновки мешал прогибаться и рваться медному листу, стрела “увязала”, а впереди, перед замедленной стрелой было дощатое основание – преграда, для стрелы, потерявшей кинетическую энергию – непреодолимая.

Принцип тот же, что и в броне вертолёта: сверхвысокопрочный титановый лист (правда – это исключительно современная добавка), разрушаясь, принимает на себя большую часть кинетической энергии снаряда, а дальше, остановка снаряда происходит по схеме египетского щита – замедленный снаряд “вязнет” в пластичной стали или алюминии, подбитой кевларом или нейлоном, и ударяется в керамическую плиту, которую он уже не в состоянии разрушить, даже разорвавшись.

Кстати, о структуре армии – боевая колесница в Египте играла роль современной БМП, с её мобильностью и огневой мощью. Были у Фараонов и “БТР” – четырёхколёсная повозка, запряжённая двумя лошадьми, она предназначалась для оперативной передислокации к месту битвы лучников, и, хотя намного уступала по мобильности колеснице, превосходила её по огневой мощи - лучники, под защитой тяжёлых щитов, стреляли прямо со своих повозок. Впрочем, у египтян были и “танки” – боевые слоны со “стрелонепробиваемой” корзиной, погонщиком и восемью лучниками, использовалась ещё за 1000 лет до Рамсеса. Но использовали их редко, в основном – в обороне, ибо мобильность их была низка, а так же, они требовали много воды и пищи. В полной мере мощь “состоявших на вооружении” Египта слонов, ощутил Ашшурбанипал – как в первом – проигранном, так и во втором – победоносном походе. Неуязвимые для всех видов оружия, слоны только “зверели” о стрел и просто втаптывали в землю пехоту (это было за несколько столетий до Ганнибала). Восемь лучников осыпали нападающих градом стрел, а громада слона до смерти пугала коней – они разбегались, переворачивая колесницы и сбрасывая всадников. А вот конница, не смотря на большую, чем у колесниц, мобильность, египтянами не применялась сознательно. По их, причём абсолютно справедливому, мнению – с коня практически невозможно вести прицельную стрельбу. Конницу оставили арабским наёмникам, налетавшим на врага, как ураган, и устраивавшим настоящую мясорубку.

Кадеш

Существует распространённое, но неверное мнение, о том, что Рамсес сам решил завоевать Хеттское царство. Напротив – Маттусили собирался поживиться добычей в богатых землях Нижнего Египта, о чём определённо говорит то, что вавилонским наёмником хеттский царь обещал половину добычи. Ведь какая добыча может быть при обороне?

Под предлогом строительства очередного форпоста против морских пиратов “Ша-Дана”, в войне с которыми “Страны Та-Кем и Хатти – союзники навеки”, на самой египетской границе, достаточно далеко от моря, строится крепость Кадеш. Необходимо сказать, что эта крепость (что подтвердили археологические раскопки) совсем не походила на морские форпосты хеттов, построенных по образцу египетских крепостей (со внутренней цитаделью, земляной насыпью внутри крепостных стен, доходящей до уровня бойниц, на которую клали каменные плиты – это было удобно и для обороняющихся – исключался риск падения с крепостной стены внутрь, к тому же – против таких стен были бессильны любые тараны). Кадеш – лёгкая крепость, созданная как перевалочный пункт хеттских войск и подстраховка, на случай египетского контрнаступления. Археологи нашли множество мастерских на развалинах Кадеша – мастерских для производства оружия. Не меньше было найдено и складов оружия – бесспорно – Кадеш – лёгкий наступательный форпост. Основная крепостная стена Кадеша находилась на наиболее удобном пути для нападения египтян, и, в то же время, через единственные в крепости ворота, в этой стене, могла выйти целая перевооружённая армия хеттов. Не случайно и место постройки крепости – между рекой Оронт и её притоком, по сути – на маленьком полуострове. Хеттам оставалось прорыть короткий канал, что они и сделали, чтобы Кадеш был защищён ещё и естественной водной преградой.

Битва

Маттусили выступил к Кадешу в начале лета (май 1312 до н. э.). Разведка донесла об этом Рамсесу. Великий полководец знал, что лучший способ защиты – нападение. Соотношение сил было весьма неравным в пользу хеттов. Маттусили располагал 15 000 хеттских воинов (2 700 колесниц), шеститысячной вавилонской армией (400 колесниц, 1500 – конница) и 8 000 сирийских и арабских наёмников (200 колесниц и 3 000конницы) – всё это составляло ударную армию, общей численностью в 28 000 человек, к тому же имеющей 3 300 колесниц и 4 500 конницы. Эти 28 тысяч поддерживал ещё и пятитысячный гарнизон Кадеша. Ещё 16 000 хеттов (3 000 колесниц), во главе с самим Маттусили, расположились за главным руслом Оронта, в качестве резерва. Вероятно, эта армия предназначалась для удара с фланга.

Рамсес выступил во главе передового “воинства Ра” (2 000 человек, 400 колесниц), которое поддерживало четырёхтысячное (800 колесниц) воинство Пта. Обходным путём на соединение с воинством Ра шла двухтысячная конница арабских наёмников. В резерве осталось воинство Тота – 8000 человек, 2000 колесниц. Если не считать резервов Рамсеса и Маттусили, даже гарнизона Кадеша – 28 000 солдат объединённой армии Маттусили с 3 300 колесниц и почти пятитысячной конницей противостояли шеститысячному войску Рамсеса с 1200 колесниц и 2 000 конницы.

Крючок против мышеловки

Воинство Ра разбило лагерь, ожидая подхода воинства Пта и резервного воинства Тота. В этот момент 10 000 хеттов с двумя тысячами колесниц лавиной обрушились на всего двухтысячное войско. Однако, египтяне ждали хеттов. Когда хеттская пехота приблизилась на 1000 шагов, а колесницы сильно оторвались от пехоты, грянул залп египетских лучников. Одни целились в коней, запряжённых в колесницы (когда одна лошадь падала смертельно раненой, а другая продолжала нестись вперёд, колесница на скорости 30км/ч опрокидывалась, что, обычно приводило к гибели и возницы и стрелка), другие, залпами из трёх стрел, по баллистической траектории били по пехоте. С колесниц отвечали и хеттские лучники, однако, из двух тысяч колесниц, только 600 несли лучников – остальные – метателей дротиков, так как только тяжёлым дротиком пробивался легендарный египетский щит. Но, для метания дротиков, необходимо было приблизится на “сто шагов”, что было просто невозможно при плотном огне египетских лучников. Некоторые историки считают главной причиной поражения хеттов недальновидность Маттусили, который снарядил лучниками меньше трети своих колесниц. Однако, и стрелы хеттов, и стрелы лучников колесниц вавилонских наёмников, из-за слабой “пробойности” и неудовлетворительной точности были бессильны против египтян, Маттусили старался свести дело к ближнему бою, когда преимущество египтян в дальности стрельбы минимизируется, а колесницы с копьеметателями станут “оружием победы”. Внезапная атака Маттусили на воинство Ра, когда египтяне выстроили стену из своих щитов, а от навесных стрел хеттов попросту поднимали щит над собой под острым углом, провалилась.

После вынужденного отступления с большими потерями, Маттусили продолжил создание своей мышеловки, взяв воинство Ра в кольцо. Это была битва умов, битва полководцев-аналитиков. Хеттский царь уготовил Рамсесу мышеловку, а Рамсес закинул Маттусили крючок, – слишком уж соблазнительной была идея выиграть битву, захватив в плен Фараона. И Маттусили заглотил крючок, бросив в бой оставшиеся 5 000 солдат и 700 колесниц. На подмогу им выступило шеститысячное регулярное вавилонское войско под предводительством полководца Ашшура с 400 колесниц и полуторатысячной конницей, а 8 000 наёмников из сирийских и арабских племён, Маттусили отправил наперерез подходящему воинству Пта. Около четырёх тысяч хеттов были уже перебиты, на поле битвы лежали 800 разбитых хеттских колесниц, при том, что воинство Ра практически не понесло потерь. Однако, 2000 человек с четырьмя сотнями колесниц, не выдержали бы натиска, пришедших на подмогу изрядно поредевшему, уже не десяти, а шеститысячному хеттскому войску, ещё пяти тысяч хеттов и шеститысячной вавилонской армии с общим числом колесниц, считая оставшиеся после неудачного отступления, в 2300 единиц и полуторатысячной конницы. Хетты замкнули кольцо окружения, сжимая его медленно, наученные горьким опытом неудачной вылазки. Вавилонское войско приближалось. Мышеловка Маттусили захлопнулась.

Но, вместе с этим, закончилось и организованное командование хеттскими войсками. Рамсес не собирался погибать среди гор трупов врага, он закинул хеттам ещё одну приманку – приказал воинству Ра поменять дислокацию и оставить лагерь, не поджигая. Больше чем две тысячи хеттов бросились на лагерь Рамсеса, в котором осталось всего сто лучников и воинов, готовых отдать жизнь за своего Фараона и… получили, перефразируя Суворова “кто одну стрелу в лоб, кто пять в спину” – часть лучников отходящего воинства Ра осыпали их градом стрел. Лагерь держался полчаса. Когда кончились стрелы, даже лучники взяли мечи и копья. Египетское копьё с длинным обоюдоострым мечевидным наконечником могло не только вспороть коню брюхо, но и отрубить голову хетту. Из получаса обороны лагеря половину времени длилась рукопашная битва – сто воинов против 700 хеттов, избежавших египетских стрел. Конечно, воины Рамсеса погибли, а лагерь был взят, но из 2 200 хеттских воинов в лагерь вошли всего двести. И ничего там не нашли! Хеттское войско таяло на глазах. 4 000 истреблены при первой атаке, 2000 при штурме лагеря, ещё тысяча полегла от египетских стрел, когда хетты уже сжимали кольцо окружения. Но кольцу из 8 000 хеттов противостояли уже 1 800 человек, из двухтысячного воинства Ра. Потери 7 000 против 200 были несопоставимы, но Маттусили мог позволить себе и это. Выход был только один – прорвать окружение.

Прорыв

Когда ряды хеттов сомкнулись ещё плотнее, они попали в очень невыгодную ситуацию. “Зайти с тыла” к египтянам они не могли – тыла не было как такового – только круг сомкнутых щитов, из-за которых стреляли египетские лучники. Практически, большинство хеттов было вынуждено пассивно ждать, когда падёт воин, стоящий перед ним. И хетты просто пускали стрелы в небо. Внезапно на хеттов обрушились сто египетских колесниц, нанеся значительные потери. Но это была только подготовка к прорыву. Воинство Ра мужественно сражалось, зная, что внезапный удар воинства Пта, которое уже должно быть на подходе, придётся прямо в растянутый тыл хеттов – и это будет победа. Но воинство Пта всё не подходило. Его задержал восьмитысячный отряд разношёрстных наёмников Маттусили. А хетты, помимо шеститысячного вавилонского войска, могли бросить на них ещё и пятитысячный гарнизон Кадеша! Рамсес отправил на своей парадной колеснице сына от наложницы, родившегося, когда Рамсесу едва исполнилось 14 лет, дав 20 колесниц охраны, прорываться к воинству Пта. Ослабленные ударом ста колесниц хетты не были готовы к прорыву. Всего двадцать одна колесница прорвала кольцо, истребив 800 хеттских воинов и уничтожив 35 колесниц. Но, прорвавшись, они увидели, что между ними и воинством Пта – громадная армия наёмников. Сын Фараона, отличившийся большой храбростью и истребивший не менее 30ти врагов, оказался между молотом и наковальней. Он пустил в небо горящую стрелу, сообщив Рамсесу страшную весть: “Подкрепление опоздает…” После долгого и неравного боя с 30 хеттскими и 40 сирийскими колесницами, сын Рамсеса был ранен и попал в плен к хеттам. Но хетты допустили роковую ошибку – сосредоточившись в месте прорыва, как они предполагали, Рамсеса, они осуществили план Фараона – прорваться навстречу Ашшуру и любой ценой задержать его до подхода наёмников Фараона с одной стороны, и воинства Пта – с другой. В цепи хеттов образовалось слабое звено – колесница Фараона и десять колесниц его личных охранников, с двумя повозками лучников, буквально выкосили две сотни хеттов на своём пути и ринулись на Ашшура. На их пути встала тысяча хеттов из гарнизона Кадеша – Маттусили боялся, что его план не сработает. Колесницы, осыпая хеттов градом стрел, притом, прицельно, вынуждены были ехать медленно, чтобы хетты не отрезали от них повозки с лучниками. Но 16 египетских лучников смогли защитить себя сами. Колесницы прошли сквозь строй хеттов, как нож сквозь масло. Проехав более километра, они остановились. Лучники встали в позицию кругового обстрела, 11 колесниц и 16 лучников противостояли 150 хеттским и 350 вавилонским колесницам, выдвинувшимся вперёд. Между тем, пехота медленно замыкала кольцо вокруг маленького отряда Рамсеса.

Но Рамсес, колесничие из его охраны и лучники, сделавшие маленькие крепости из своих повозок и щитов, дали залп по три стрелы каждый, в приближающуюся армаду колесниц. Более пятидесяти лошадей встали на дыбы, чтобы упасть на землю замертво, колесницы опрокидывались, раздавливая собственной тяжестью возниц, копейщиков и стрелков. Ещё пятьдесят колесниц не успели отвернуть, врезавшись в поверженные колесницы – их возниц и стрелков ждала та же смерть. Но, оставшиеся четыреста колесниц приближались слишком быстро. Когда в ясном небе Палестины солнце закрыла чёрная туча, Рамсес счёл, что настал его смертный час. “Поэма Пентаура” донесла до нас его слова: “И если великий Ра отвернулся от меня, если мне суждено погибнуть на поле (битвы), то, когда, о, Ра, Ты выйдешь из-за тучи, земля будет сверкать в Твоих лучах, как рубин, от крови пролитой Твоим сыном, ушедшим в Твоё царство!” Колесницы опасно сблизились – теперь хеттские стрелы могли “доставать” египетских коней. Но, с каждым залпом, колесниц врага становилось всё меньше. В египетские колесницы полетели дротики. 7 колесниц охраны пали. Позднее, в щите Рамсеса, в его гробнице найдут 46 наконечников стрел. Ни хетты, ни вавилоняне не знали, на какой колеснице Рамсес. Это его и спасло. На своей парадной колеснице Рамсес отправил сына. Неся большие потери, – из пятисот осталось только 60 колесниц, вавилоняне выдвинули конницу. Но, вышедшее из-за тучи солнце, осветив поле битвы, изменило ситуацию. Рамсес сражался на колеснице простого воина, а Ашшур – на парадной, которую и увидел Фараон в свете солнца. Стрела Рамсеса поразила коня, но Ашшур успел спрыгнуть. Но и это его не спасло. Через несколько секунд, Фараон, стоя на своей колеснице, в одной руке держал знамя Ашшура, а в другой – его голову.

Вавилонские наёмники были деморализованы.

В это же время подошло подкрепление. Сирийские наёмники, будучи наиболее опытными и дисциплинированными воинами, поддерживали боевой дух наёмников-дикарей, которые падали один за другим от стрел воинства Пта. Но, когда сирийцы, находясь на стратегически важной высоте, увидели вдали приближающееся восьмитысячное воинство Тота, притом, что при двукратном численном преимуществе, они не смогли справиться с четырёхтысячным воинством Пта, то не выдержали даже сирийцы. Изрядно поредевшая восьми (или уже семи) тысячная армия наёмников просто сбежала с поля боя, подставив тыл хеттов под удар воинства Пта, в котором только колесниц было 800. Воинство Ра, услышав трубу воинства Пта, перешло от обороны к наступлению. Более 150 колесниц и полторы тысячи воинов, треть из которых были лучниками, внезапно атаковали хеттов изнутри, а сзади, в спины хеттских воинов, уже вонзались стрелы лучников колесниц воинства Пта. 7 000 хеттов (оставшиеся от 15тысячного войска) оказались между молотом и наковальней – между воинством Пта и Ра, которое они, заглотив наживку Рамсеса, “взяли в окружение”. 4 000 из них погибли, 3 000 – сдались, среди них – два сына Маттусили, впоследствии обмененные Рамсесом на своего сына, с припиской: “Один царевич, умеющий сражаться, стоит двух царевичей, не умеющих держать меча”. У Маттусили осталась всего одна надежда – вавилонские наёмники, но, после гибели лидера их дух пал, к тому же, на войско Ашшура внезапно напала, подоспевшая вовремя, арабская конница, во главе с названным братом Рамсеса Пта-Хонсу-Маат, с придворной кличкой “Мосе” – дитя. Скорее всего – он и являлся историческим прототипом библейского Моисея. Вавилоняне обратились в бегство, преследуемые и безжалостно истребляемые арабами. Чтобы не дать возможность Маттусили форсировать Оронт, введя в бой подкрепление, египтяне выставили отборных лучников на правом берегу и, даже “запустили100 голодных крокодилов” – впрочем, эта египетская практика не раз и до и после доказывала свою эффективность – при форсировании рек конницей и пехотой противника, нильский аллигатор видит столько мяса, что рвёт лошадь за лошадью, пока не устанет, как бы запасая пищу впрок.

Маттусили оставалось одно – стоять во главе своей бесполезной резервной шестнадцатитысячной армии и смотреть, как гибнут его солдаты, как его предают его же наёмники, как египтяне обрекают на верную гибель сам Кадеш, предвидеть как гибнет некогда могущественное государство Хатти.

Маттусили ушёл… Воинство Тота пришло, когда битва была уже завершена.

Ни хетты, ни египтяне не смогли воспользоваться своим резервом. Восьмитысячная армия разгромила двадцативосьмитысячную. Хотя… Практически, всего двухтысячное воинство Ра, одержало победу, приняв на себя основной удар и истребив более половины от всех потерь противника.

После битвы

Войска Рамсеса, считая наёмников, потеряли 600 человек. Войска Маттусили – 14 000 человек убитыми и 3 000 попавшими в плен. После подхода воинства Тота, Кадеш капитулировал под гарантию свободы всему его гарнизону – это было разумное решение. Оставшаяся в количестве 14 000 армия Рамсеса, сломила бы сопротивление четырёхтысячного гарнизона крепости. Обозлённый Маттусили издал приказ: казнить каждого четвёртого из гарнизона Кадеша. На что его племянник – будущий царь Хаттусили III сказал: “Если ты убьёшь четвёртого у первого будет для тебя кинжал, у второго – яд, а у третьего – стрела!” Маттусили отменил решение. Но Хаттусили III сам предпочёл кинжал в спину царю. После переворота и воцарения Хаттусили III, Рамсес, с позиции силы заключил первый в истории человечества мирный договор – современный и по нашим меркам, – в нём шла речь об аннексии, контрибуции, суверенитете, даже экстрадиции преступников…

Агония Хеттского царства продолжалась менее ста лет, после чего оно было буквально раздавлено между несколькими силами, претендовавшими на его территорию – Египтом, при Мернепта и Сети II, только что зародившимся арабским племенным союзом, вошедшим в историю как Иудеи, буквально натравленными на хеттов Фараоном Мернепта, а так же конфедеративным союзом пиратствующих финикийцев и эллинов “Ша-Дана”, поддержанных флотом Сети Второго в войне за последние хеттские приморские форпосты, отражённой в древнегреческой литературе, как “Троянская война”, а так же, экспансией Вавилона с востока.

А имя Рамсеса Великого, среди великих полководцев, стоит первым, написанное золотыми буквами в книге Истории.
Tags: История
Subscribe
promo denis_balin april 27, 2016 07:00 197
Buy for 300 tokens
Всем привет! Сегодня опубликую стандартный пост для любого туриста, который приезжает в Петербург. Посещение такого места обязательно входит в программу. Поэтому, я понимаю, сколько они делают при этом фотографий, каждый метр таких мест кем-нибудь, да заснят. Так что, вряд ли Вы увидите в этом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments